вторник, 28 июня 2011 г.

История Очаковского Свято-Николаевского военного собора


После полугодовой осады и кровопролитного штурма 6 декабря 1788 года армией князя Потемкина была взята турецкая крепость Очаков, на месте которой по приказанию императрицы Екатерины II через четыре года екатеринославским губернатором Каховским был заложен город. В 1796 году Очаков вошел в состав Новороссийской, а в 1802 году - Николаевской губернии.

В 1788 году в крепости находились турецкая мечеть и древняя греческая церковь. Тотчас по взятии Очакова военное начальство озаботилось об устроении в городе православного храма, с этой целью в 1794 году была преобразована городская мечеть надстройкой над нею деревянного купола, в 1804-1805 годах были пристроены каменный алтарь, притвор и паперть, каменная колокольня была устроена на минарете в 1806 году. Церковь освятили в 1807 году в память взятия Очакова 6 декабря (день Святителя Николая Мирликийского, покровителя моряков) 1788 года и наименовали Свято-Николаевской крепостной.

До 1827 года Очаковская крепостная Свято-Николаевская церковь состояла в епархиальном ведомстве и находилась в управлении Херсонской духовной консистории, составляя с церквями близлежащих сел 4-ю (Очаковскую или Забугскую) часть благочиния. В 1806 году при церкви находились священник Федор Филипович, исполнявший должность благочинного, младший священник Дионисий Судковский (дед известного мариниста Руфина Судковского) и дьякон Василиск Новицкий, земли и других угодий не имелось, в числе прихожан мужчин - 923, женщин - 299. В феврале 1808 года Херсонское духовное правление разрешило снести ветхую греческую церковь, прихожане которой из-за малого их количества были приписаны к новой крепостной, а камень, оставшийся после разборки, употребить на ограду Свято-Николаевской церкви. Древние оловянные чаши (потир и звездица) и 12 праздничных икон из греческой церкви хранились в крепостном храме как памятники истории, а на ее месте была устроена часовенка, в которой во время Крымской войны Очаковским гарнизоном были установлены иконы Святителей Николая и Платона.

Циркуляром инспекторского департамента главного штаба Его Императорского Величества от 22 июля 1827 год Очаковская крепостная церковь, как и прочие неподвижные храмы при адмиралтействах, морских госпиталях, крепостях и других подобных им местах, устроенных для людей морского и военного ведомств, поступила из епархиального в управление обер-священника армии и флотов, которому и подчинялась непосредственно, руководствуясь получаемыми от него ордерами, а в апреле 1834 года была причислена к ведомству армейского благочинного протоиерея Госпитальной церкви г. Николаева Софрония Самборского. С этого момента духовенство церкви по всем вопросам, включая финансовые, сносилось с благочинным, получая от него копии ордеров обер-священника. На содержание Очаковской военной церкви выделялось ежегодно 31 руб. 42 коп. серебром, священно- и церковнослужители находились на казенном содержании, получая из Херсонского (позже Одесского) уездного казначейства 110 руб. жалованья в год, безвозмездно совершая таинства и молитвословия для воинских чинов. Церковная сумма (свечной, кошельковый и пр. сборы) хранилась в самой церкви, что, конечно, являлось соблазном для священника, причта и церковного старосты. В 1830-ые годы велась усиленная переписка благочинного и коменданта Очаковской крепости с иереем Д.Судковским о возврате отданных в долг (причем без приращения процентов, что очень возмущало обер-священника и благочинного) частным лицам церковных денег, которых дебиторы не возвращали годами. Поэтому в мае 1842 года решено было хранить церковные деньги в казенном сундуке на гауптвахте Кинбурнской крепости.

В конце 1839 года церковь перешла из артиллерийского в инженерное ведомство, в 1842 году стала именоваться военным собором, который в августе 1846 года поступил в ведение коменданта Очаковской крепости. Во время пребывания в инженерном ведомстве был проведен капитальный ремонт ветхого здания собора, на что было выделено 500 руб. серебром из церковной суммы. На время ремонта иконостас был перенесен в казарму № 11, в которой с июня 1844 года была устроена церковь и в течение двух лет продолжалось богослужение. В 1844 году был куплен новый антиминс на престол, в 1847 году - новая ризница для священника и дьякона. В Николаевском Адмиралтействе был перелит разбившийся 111-пудовый колокол с добавлением меди на 200 руб. серебром и в ноябре 1849 года новый 165-пудовый был установлен на колокольне. Новая шестиугольная на каменном цоколе и шести столбах с полукруглой крышей колокольня была построена в 1854 году на церковную сумму в 365 руб. 66 коп. С 1846 года церковная сумма хранилась в Николаевском ретраншаменте Очаковской крепости, и в мае 1847 года было испрошено разрешение откладывать деньги в Одесскую (позже Николаевскую) контору Госбанка, оставляя в церкви небольшую сумму на текущие расходы. Но первый взнос в 1000 руб. серебром был сделан лишь через год, так как в сентябре 1847 года 1655 руб. серебром были украдены двумя канонирами Кинбурнского артиллерийского гарнизона. В течение нескольких дней похитители были задержаны и половина суммы возвращена. И хотя по окончании военно-судного дела духовенство собора было признано невиновным в допущении к похищению денег, в течение нескольких последующих лет недостающая сумма высчитывалась из жалованья священника, дьякона и воинских чинов гарнизона. Позже, во время Крымской войны, этот ретраншамент был взорван, и после окончания военных действий камень, оставшийся после взрыва, был употреблен на ограду городского христианского кладбища.

В марте 1942 года Дионисий Судковский, прослуживший в очаковской церкви около сорока лет, был уволен, на место младшего священника определен его сын Гавриил. Протоиерейскую должность занимал настоятель собора Иоанн Еланский. С упразднением в 1845 году должности протоиерея Гавриил Судковский был уволен и определен в селение Измаиловку (Сычавку) Одесского уезда в Софиевский молитвенный дом, но после смерти протоиерея Еланского в 1846 году был возвращен в собор и прослужил в нем бессменно до 1906 года.

В октябре 1851 года Свято-Николаевский крепостной собор был переведен в гражданское ведомство, но в конце 1854 года вновь отошел в военное. Крымская война, бомбардирование Очакова и Кинбурна оставили глубокий след в истории собора. При отражении англо-французской эскадры во время бомбардирования Очакова в 1855 году, когда все гражданское население города было эвакуировано, иерей Судковский под сильным огнем с крестом в руках ободрял прислугу на батареях, за что был отмечен редкой боевой наградой даже для военного духовенства - кабинетным золотым наперстным крестом на георгиевской ленте. В декабре 1855 года священник кинбурнской Свято-Покровской крепостной церкви В.Зозулевич передал на хранение в Одесский кафедральный собор запертый сундук (ключ от замка иерей оставил у себя), пять наместных икон, деревянный выносной крест в кусках, ветхие плащаницу и две хоругви. В 1863 году указом Святейшего Синода по просьбе военноотставных лиц Кинбурнского артиллерийского гарнизона эти церковные вещи и сундук были переданы в Очаковский крепостной собор. В сундуке оказались: две медные дарохранительницы, ручной напрестольный вызолоченный серебряный крест, Евангелие большого формата в бархатном переплете с серебряными по углам и средине чеканными изображениями, две иконы большого формата (Покрова Богоматери и Воскресения Христова), 38-фунтовое Евангелие большого формата, изящно отделанное серебром, позолоченное (на передней лицевой доске изображены под чернью Покров Богородицы и четыре Евангелиста), на обратной доске надпись, что это Евангелие пожертвовано в память победы над турками, одержанной 1 октября 1787 года; крест напрестольный серебряный позолоченный с той же надписью. Эти Евангелие и крест были преподнесены Суворову нижними воинскими чинами в честь завоевания Кинбурнской крепости и назывались "суворовскими". Благодаря стараниям иерея Гавриила Судковского эти предметы впоследствии стали достопримечательностями собора, подчеркивая его военно-историческое значение. Кстати, начальник штаба Очаковской крепости в рапорте командующему войсками Одесского округа, датированном февралем 1891 года, излагал иную версию истории о том, как попали в собор эти "священные предметы церковной утвари", согласно которой по взятии в 1855 году англо-французским флотом Кинбурнской крепости они были вывезены в плен в Константинополь и возвращены по заключении мира обратно в Россию. Документы подтверждают достоверность первой версии, а существование второй свидетельствует об интересе к "суворовским" кресту и Евангелию воинских чинов, который постоянно поддерживал и укреплял отец Гавриил. Именно он старался подчеркивать принадлежность собора к военному ведомству, употребляя на это все возможные средства. Так, еще в 1849 году священнослужители собора ходатайствовали перед командиром Кинбурнского артиллерийского гарнизона подполковником Ломаном о присвоении церкви одного из трех знамен Очаковского гарнизона, которое должно было "служить украшением церкви, показывать древно-значительность Очакова, производить живо-умилительное чувствование всякого православного христианина...". В ходатайстве, конечно, было отказано, но иерея Судковского это не остановило. Две 6-ти и 24-х фунтовые чугунные пушки, извлеченные из развалин Николаевского ретраншамента, были установлены рядом с собором; большой железный решетчатый крест с памятника Суворову в Кинбурнской крепости, разрушенного при бомбардировании в 1855 году, был прибит на фронтоне собора; у отца Гавриила даже был денщик, хотя таковой полагался лишь полковым священникам.

С 1806 года стены церкви внутри и снаружи были просто оштукатурены известью, в 1850 году художником Григорием Булаковым была сделана иконопись на стенах внутри храма. В 1872 году краска на написанных им Евангельских историях облупилась и потемнела, и на ее обновление было пожертвовано прихожанами 813 руб. С 1858 по 1964 г.г. все ремонтные и строительные работы в соборе производились инженерным ведомством, на что ежегодно выделялось из церковных сумм по 50 руб. серебром. В 1862 году протопресвитер В.Кутневич разрешил обновить иконостас из 38 икон с выносными крестами, выделив на это до 300 руб. серебром; исправлял иконостас мастер Юрин.

В 1863 году к приходу Очаковской церкви принадлежали воинские чины Одесской бригады Очаковского отряда пограничной стражи, военной брандвахты, оптического телеграфа, створных знаков и городской команды, гражданские чины городской ратуши и больницы, дворяне, купцы, мещане и крестьяне, всего 1016 душ мужского пола и 1002 женского. Кроме них, к Очаковскому собору были приписаны жители х. Куцурубы и с. Ивановки, всего 763 человека. В штате церкви состояли протоиерей, дьякон, дьячок и пономарь, получавшие жалованье из Кременчугской комиссариатской комиссии.

В августе 1864 года вследствие того, что в Очакове и вблизи него не было штатных команд и управлений военно-сухопутного ведомства, собор вновь был переведен в епархиальное ведомство с сохранением причту всего получаемого жалованья (включая столовые и квартирные) и суммы на церковные расходы (по-прежнему 31 руб.50 коп. серебром). Очаковский собор поступил в подчинение благочинного Одесских церквей, а в феврале 1869 года Херсонской духовной консисторией протоиерей Г.Судковский был избран благочинным 3-го округа Одесского уезда и исполнял эту должность до сентября 1881 года, когда был уволен по собственному желанию.

Еще в 1844 году иерей писал попечителю Одесского учебного округа о готовности обучать детей жителей Очакова, когда в городе будет учреждена школа или приходское училище, и в 1852 году 15 мальчиков обучались при церкви чтению, письму, Закону Божию, начальным правилам арифметики и пению на клиросе. По ходатайству отца Гавриила в Очакове были открыты городские училища: мужское в 1856 году и женское в 1870 году (собор давал ссуду на его строительство), в которых он исполнял должность законоучителя со дня их открытия до 1894 года. В 1875 году протоиерей был назначен наблюдателем за преподаванием Закона Божия во всех частных и казенных мужских и женских учебных заведениях, а также начальных народных школах 4-й части благочиния Одесского уезда. В ноябре 1890 года в сторожевне при соборе была открыта школа грамотности для детей, которые не смогли поступить в городские училища, а в 1901 году здесь была открыта церковно-приходская школа.

В связи с Восточной войной 1877-1878 г.г. в Очакове вновь было сосредоточено большое количество войск и управлений, составлявших гарнизон, были возведены новые укрепления; количество военнослужащих превышало количество жителей города, в 1891 году в списке Очаковского гарнизона значились 61 офицер и 1566 нижних чинов. Это обстоятельство побудило протоиерея Судковского вновь ставить вопрос о причислении церкви к военному ведомству, но все ходатайства были отклонены под разными предлогами. Наконец в 1891 году было решено перевести собор в военное ведомство после постройки в городе новой церкви, на что в начале 1895 года было выделено 30 тыс. рублей. В конце 1899 года строительство новой Свято-Троицкой церкви было окончено, и в феврале 1900 года собор был вновь причислен к штабу Очаковской крепости и наименован военным. Этому событию способствовали: посещение собора в 1886 году императором Александром III с наследником; препровождение в собор для хранения золотого креста, учрежденного 6 декабря 1788 года в день взятия Очакова, который хранился до февраля 1889 года в Главном Штабе Военного Министерства; награждение 6 мая 1898 года Гавриила Судковского наперстным крестом из кабинета Его Величества. 8 сентября 1900 года Очаковский собор посетил протопресвитер военного и морского духовенства, и во втором номере "Духовного вестника" за 15 января 1901 года дал теплый отзыв о службе протоиерея Судковского.

В 1901 году одесским художником И.В.Саенко были обновлены 64 образа, 4 Евангелиста на стенах под куполом, написаны 5 новых картин, перекрашен и позолочен иконостас на сумму в 6950 руб. В том же году стараниями протоиерея Судковского в короткий срок была собрана необходимая сумма для изготовления и установки в крепостном соборе двух мраморных досок с выбитыми на них именами офицеров, павших в бою на Кинбурнской косе 1 октября 1787 года и при штурме Очакова 6 декабря 1788 года. 1 октября 1901 года протоиерей призывал "озаботиться об установлении какого-нибудь прочного памятника великому полководцу Суворову", и такой памятник будет установлен ровно через 6 лет, уже после смерти отца Гавриила.

16 апреля 1902 года весь очаковский гарнизон, собравшись на Соборной площади, праздновал 60-летие священнослужения протоиерея Г.Судковского в Свято-Николаевском соборе. В связи с этой датой 85-летний отец Гавриил был представлен императором Николаем II к ордену Святой Анны I степени (III степень он получил в 1869 году, II степень - в 1878 году).

В январе 1906 года настоятелем Очаковского крепостного собора был протоиерей Павел Бартенев, а Гавриил Судковский - заштатным священником. Точная дата смерти отца Гавриила неизвестна, похоронили его в ограде собора рядом с сыном и в апреле 1907 года протопресвитер разрешил "в воздаяние его заслуг" положить на его могиле плиту и обнести ее оградой в пол-аршина, позже останки его были перенесены на городское кладбище, могила затерялась и местонахождение ее неизвестно.

После бурных событий 1917-1919 г.г. церковь продолжала действовать, богослужение в ней совершал священник Николай Подгорский, в ноябре 1922 года община верующих собора решила признать Высшее Церковное Управление Православной Российской церкви и подчиниться ему. Началось разорение собора: 8 мая 1922 года комиссией по изъятию церковных ценностей в пользу голодающих были "приговорены" серебряные предметы общим весом в один пуд 28 фунтов 39 золотников, среди которых: наперстный позолоченный крест на георгиевской ленте, хранившийся в футляре под стеклом (тот, которым Г.Судковский был награжден в Крымскую войну и, по-существу, принадлежал его наследникам); серебряные ризы, снятые с трех старинных икон весом в один пуд 7 фунтов; серебряные позолоченные ризы с икон Святого Николая, Воскресения Христова, Покрова Святой Богородицы и Касперовской Богоматери, изготовленные в 1890-ые годы в Московском торговом доме Витальева и Слонова, весом в 7 фунтов 10 золотников; девять георгиевских крестов, также находившихся в закрытом футляре под стеклом; а также золотой крест, установленный в память штурма и взятия Очакова, весом в 7 фунтов. Через полторы недели, 31 мая, были дополнительно изъяты серебряные предметы церковной утвари общим весом 5 фунтов 35 золотников. Судьба изъятых ценностей и количество спасенных за их счет голодающих остались неизвестными, ясно лишь одно: вместе с ними у собора, города, потомков, истории наконец, изъяли труды многих людей, стараниями которых действующая крепостная церковь стала одновременно и военно-историческим музеем.

На заседании президиума Очаковского райисполкома 1 марта 1930 года было решено церковь закрыть, снять колокола (их было шесть: большой в 165 пудов, средний в 38 пудов и четыре малых), реализовать их и вырученные деньги истратить на "культурные надобности". В 1960 году помещение бывшего дворца пионеров было отдано под филиал Николаевского областного краеведческого музея, который с 1966 года стал именоваться военно-историческим музеем им. Суворова. Сейчас здание вновь передано церкви, и в нем вновь совершаются богослужения. "Богу - Богово, кесарю - кесарево"... К сожалению, утрачены не только материальные исторические ценности, непоправимы духовные и культурные потери. История собора тоже канула бы в Лету, если бы не документы, хорошо сохранившиеся в госархиве области благодаря отсутствию к ним интереса исследователей.

Мельник Марина Александровна,
начальник отдела информации
и использования документов
Госархива Николаевской области

Комментариев нет:

Отправить комментарий